Категории

Материалы

15 Янв 2017 Дмитрий Лесной Tags: игра

Игра

1. форма деятельности в условных ситуациях.

Игра – особый вид деятельности, в которой проявляются эмоциональные, интеллектуальные и нравственные способности живого существа. Главной отличительной чертой всякой игры является её двуплановость. С одной стороны, играющий совершает во время игры реальные действия, часто требующие сложной умственной работы, навыков и умений, иногда очень специфических. С другой стороны, игра создаёт новую, условную реальность и играющий хорошо понимает условность своей деятельности. Он принимает эту условную реальность и те законы, которые существуют в этой условной реальности.

Игра как феномен была предметом исследования многих философов.

По мнению Им. Канта, двойственность реальности, присущая игре как виду деятельности, роднит игру с искусством, которое тоже требует одновременно верить и не верить в реальность разыгрываемого конфликта.

Ф. Шиллер считал игру специфически человеческой формой жизнедеятельности: «Человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь тогда, когда играет».

Происхождение игр связывается разными исследователями с магико-культовыми ритуалами или с врождёнными биологическими потребностями организма и психики человека. Изучением игр занимаются историки культуры, этнографы и психологи.

Существует несколько концепций в подходе к феномену игры:

  1. немецкого философа и психолога К. Гросса. Согласно ей, игра есть предварительное приспособление к условиям будущей жизни;
  2. австрийского психолога К. Бюллера, определяющая игру как деятельность, совершаемую ради получения удовольствия от процесса деятельности;
  3. голландского учёного Ф. Бейтендейка, рассматривающая игру как форму реализации общих изначальных влечений: к свободе, к слиянию с окружающей средой, к повторению.
  4. З. Фрейд считал, что игра замещает вытесненные желания.
  5. Г. Спенсер относился к игре как к проявлению избытка сил.
  6. Нидерландский мыслитель и историк культуры Й. Хёйзинга, чья работа Homo ludens («Человек играющий») является одним из самых серьёзных фундаментальных исследований игры, отмечает, что «в любом научном исследовании, при любом научном подходе безоговорочно и повсеместно принимается за отправную точку мысль, что игра занимает важное место в жизни, выполняет в ней необходимую, во всяком случае полезную, функцию.

Многочисленные попытки определения этой биологической функции игры расходятся весьма значительно. Одним казалось, что они нашли источник и основу игры в потребности дать выход избыточной жизненной силе. По мнению других, живое существо, играя, подчиняется врождённому инстинкту подражания. Полагают, что игра удовлетворяет потребности в отдыхе и разрядке. Некоторые видят в игре своеобразную предварительную тренировку перед серьёзным делом, которого может потребовать жизнь или рассматривают игру как упражнение в самообладании. Иные опять-таки ищут первоначало во врождённой потребности что-то уметь или что-то совершать либо в стремлении к главенству или соперничеству. Наконец, есть и такие, кто относится к игре как к невинной компенсации вредных побуждений, как к необходимому восполнению монотонной односторонней деятельности или как к удовлетворению в некой фикции невыполнимых в реальной обстановке желаний и тем самым поддержанию чувства личности.

Во всех этих толкованиях общим является то, что они исходят из посылки, что игра совершается ради чего-то иного, служащего в свою очередь некой биологической целесообразности. Они ставят вопрос: почему и для чего происходит игра? Следующие за этим вопросом ответы отнюдь не исключают друг друга.

Вполне допустимо принять одно за другим все перечисленные толкования, не впадая при этом в обременительную путаницу понятий. Отсюда вытекает, что все эти объяснения и определения верны лишь отчасти. Будь хоть одно из них достаточным, оно бы исключало все остальные или же вбирало их в некое единство более высокого порядка.

Вопрос: что есть игра в себе и для себя, и что она значит для самих играющих? – в преобладающей части этих объяснений занимает лишь второстепенное место. Их авторы подходят к игре без околичностей, с инструментарием экспериментальной науки, ничуть не проявляя сперва необходимого интереса к глубокому эстетическому содержанию игры. Изначальное качество игры чаще всего остаётся при этом в стороне.

Ни одно из приведённых объяснений не отвечает прямо на вопрос: «Хорошо, но в чём же всё-таки «соль» игры? Почему младенец визжит от восторга? Почему игрок, увлекаясь, забывает всё на свете, почему публичное состязание повергает в неистовство тысячеголовую толпу?».

Сущность игры, по Хёйзинге, кроется в способности приводить в исступление, доставлять радость, в её развлекательности.

  • «Этот последний элемент, aardigheid (шутливость, развлекательность, забавность) игры сопротивляется всякому анализу, всякой логической интерпретации».

Определение, которое Й. Хёйзинга даёт понятию «игра» (исходя из семантического анализа соответствующих этому понятию слов в большинстве европейских и некоторых восточных языках), следующее:

  • «игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключённой в нём самом, сопровождаемое чувством напряжения и радости, а также сознанием «иного бытия», нежели «обыденная» жизнь».

Хёйзинга толкует понятие «игра» очень широко: «Реальность, именуемая Игрой, доступная восприятию любого и каждого, простирается в одно и то же время на мир животный и мир человеческий. Поэтому она не может опираться на какой-либо рациональный фундамент, поскольку разумные основания ограничивали бы её пределы только миром человеческим. Существование игры не привязано ни к определённой степени культуры, ни к определённой форме мировоззрения. Любое мыслящее существо может немедленно представить себе эту реальность – игру, «играние» – как самостоятельное, самодовлеющее нечто, если даже его собственный язык не располагает общим словесным выражением этого понятия. Игру нельзя отрицать.

Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, красоту, истину, добро, дух, Бога. Можно отрицать серьёзность. Игру – нельзя.

Но хочется того или нет, признавая игру, признают и дух. Ибо игра, какова бы ни была её сущность, не есть нечто материальное. Уже в мире животных ломает она границы физического существования. С точки зрения детерминированно мыслимого мира, мира сплошного взаимодействия сил, игра есть в самом полном смысле слова «superabundans» (излишество, избыток). Только с вмешательством духа, снимающего эту всеобщую детерминированность, наличие игры делается возможным, мыслимым, постижимым. Бытие игры всякий раз подтверждает, причём в самом высшем смысле, супралогический характер нашего положения во Вселенной. Животные могут играть, значит, они уже нечто большее, чем просто механизмы. Мы играем, и мы знаем, что мы играем, значит, мы более, чем просто разумные существа, ибо игра есть занятие внеразумное».

Отдельное место в определении понятия и сущности игры как явления занимает математическая теория игр – раздел математики, изучающий формальные модели принятия оптимальных решений в условиях конфликта (иначе – в условиях неопределённости). Теория игр даёт такое определение понятию игра:

  • Игрой мы будем называть любое стратегическое взаимодействие нескольких агентов, а игроками мы будем называть, собственно, этих агентов, которые являются участниками этого стратегического взаимодействия. Обратим внимание, что, вообще говоря, игры в бытовом понимании этого слова, как правило, тоже являются стратегическими взаимодействиями. Например, играя в теннис, покер или в шашки, мы вступаем в стратегическое взаимодействие с нашим соперником. Таким образом, под определение игры подпадают не только такие явления, как война, бизнес, политика, искусство, культура (на всё это указал Хёйзинга), но взаимоотношения детей и родителей, продавцов и покупателей, таксистов и пассажиров...

Настоящее исследование ставит перед собой не столько аналитические, сколько эмпирические задачи: собрать и систематизировать материал, имеющий отношение к Игре, – описать игры и их правила, выявить различные принадлежности игр, разобраться в значениях игроцких терминов и жаргонных выражений, обычаях и законах игроцкого мира и т.п.

Одной из важных особенностей всякой игры является быстрая смена ситуаций, их нестандартный характер и обязательное приспособление к ним играющего. Именно это свойство игры делает её важнейшей составной частью обучения и воспитания (см. Обучающие игры). Игра как феномен настолько многогранна и имеет такое количество проявлений, что дать её исчерпывающее определение в рамках словарной статьи невозможно. Попыткой приблизиться к пониманию феномена игры является сумма статей нашей энциклопедии от А до Я.

  • Что наша жизнь? – Игра! (Чайковский Модест. Либретто оперы «Пиковая дама»).
  • ...ужасающий застой всех сил человека – скука. С целью её прогнать, воле подсовывают мелкие, случайно, наугад выхваченные мотивы, желая ими возбудить волю и тем привести в действие воспринимающий их разум. Такие мотивы относятся к реальным, естественным мотивам так же, как бумажные деньги к звонкой монете: ценность их произвольна, условна. Таким мотивом является игра, – в частности, – игра в карты, изобретённая именно с этой целью. (Шопенгауэр. Афоризмы житейской мудрости).
  • Что за бестолковые ночи, какие неинтересные, незаметные дни! Неистовая игра в карты, обжорство, пьянство, постоянные разговоры всё об одном. Ненужные дела и разговоры всё об одном отхватывают на свою долю лучшую часть времени, лучшие силы, и в конце концов остается какая-то куцая, бескрылая жизнь, какая-то чепух, и уйти, и бежать нельзя, точно сидишь в сумасшедшем доме или в арестантских ротах! (Чехов. Дама с собачкой).
  • Заметив восторженное состояние Штааля, банкомёт, считавший себя достаточно умным и проницательным от природы человеком, тотчас его зачислил в разряд людей, которые в игре и игроках видят поэзию, или вдохновение, или какой-то ещё глупый вздор в этом роде. Сам он видел в игре дело, притом самое грязное дело на свете. (Алданов. Заговор).

 

Литература: Апокриф N2, 1994; Леонтьев. Проблемы развития психики; Льюс Р., Райфа Х. Игры и решения; Оуэн. Теория игр; Шиллер. Собрание сочинений; Buhler. Die Krise der Psychologie; Buytendijk. Wesen und Sinn des Spiels; Groos. Die Spiele der Tiere; Groos. Die Spiele des Menschen; Huizinga. Homo ludens (перевод на русский язык: Хёйзинга. Homo ludens).

2. то, во что люди играют, во что можно играть на деньги, испытывать судьбу, соревноваться, что является предметом главного исследования в настоящем словаре: карточные игры, бильярд, нарды, домино, шахматы, шашки, кегли, городки, игры в кости, зары, зернь, кубики и т.д., и т.д., т.е. действие по значению глагола играть, забава, установленная по правилам.

  • Игра его разорила. (Даль).
  • Как это ни смешно, что я так много жду для себя от рулетки, но мне кажется, что ещё смешнее рутинное мнение, всеми признанное, что глупо и нелепо ожидать чего-нибудь от игры... И почему игра хуже какого бы то ни было способа добывания денег, например, хоть торговли? (Достоевский. Игрок).
  • Игра занимает меня сильно, – сказал Германн, – но я не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее. (Пушкин. Пиковая дама).
  • Была игра! (Сухово-Кобылин. Свадьба Кречинского).
  • На игру смотрит как на священнодействие, в особенности, когда сам принимает в ней участие. (Въ .......мъ клубе. Записки игрока Мортууса).
  • Всё равно, как если бы я сказал, что удачливы в игре владельцы серых полосатых кошек... (Куприн. Система).

3. предмет, то, чем играют и во что играют, вещь, служащая для игры: шахматы (доска и фигуры), нарды (доска, шашки и зары), домино (кости) и т.д. колода карт или комплект из двух колод в старину также назывались игрой. Ср. во французском языке: un jeu de 52 cartes – одна колода (игра) в 52 карты; deux jeux de 52 cartes – две колоды (игры) в 52 карты.

  • Налог на карты установлен в 1765 г., в качестве специального дохода воспитательных домов в размере 10 коп. с игры привозных и 5 коп. с игры русских карт. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона).
  • Хозяин принёс нераспечатанную игру карт. (Достоевский. Братья Карамазовы).

4. процесс играния.

  • Шла жестокая игра – одолели шулера! (Высоцкий. Песня).
  • В игре да в дороге узнают людей. (Даль).
  • Для игры собирались у Прокопия Васильевича, так как во всей обширной квартире жили только они вдвоём с сестрой. (Леонид Андреев. Большой шлем).

5. действие играющего, с оценкой качества этого действия, степени умения:

  • Игра его выше всякой похвалы.

6. каждая отдельная игра, соревнование по заранее установленным правилам, нечто самостоятельное, цельное, имеющее собственные правила и свою внутреннюю логику: терц, деберц, белот, бура, очко, вист, винт, преферанс, макао, баккара и др.

  • К тому же надо было и самую игру изучить; потому что, несмотря на тысячи описаний рулетки, которые я всегда читал с такою жадностию, я решительно ничего не понимал в её устройстве до тех пор, пока сам не увидел. (Достоевский. Игрок).
  • Кто знает игру – пусть не обучает ей. В оригинале: Chi sa il gioco non l'insegni. (Итальянская пословица).

7. самостоятельная часть игры, партии, пульки, гейма, сета, робера: шестерная игра в преферансе, две игры, из которых состоит робер, и т.д.

  • Пришла шестерная игра.
  • Большой шлем – самая крупная игра в играх винт, вист и бридж.
  • Он притворялся, что ему совершенно безразлично, какая игра у него будет, старался подольше не раскрывать прикупа... Он назначал игру за игрой, и все удивлялись, даже спокойный Яков Иванович. (Леонид Андреев. Большой шлем).
  • Он в карточной игре
  • Зря гнался за игрой
  • Всегда без козырей
  • И вечно «без одной».

   (Высоцкий. Жил-был один чудак, 1973)

  • Каждая хорошая игра длится недолго. В оригинале: Ognibelgiocodurapoco. (Итальянская пословица – в смысле, не может везти всё время).
  • ...во всём свете карточная игра сделалась главным занятием любого общества; она – мерило его ценности, явное обнаружение умственного банкротства. Не будучи в состоянии обмениваться мыслями, люди перебрасываются картами, стараясь отнять у партнёра несколько золотых. Поистине жалкий род! Чтобы не быть пристрастным, я не скрою того, что можно привести в извинение карточной игры: многие видят в ней подготовку к светской и деловой жизни, поскольку она научает разумно использовать созданные случаем неизменяемые обстоятельства (карты) с целью извлечь из них как можно больше. Имея в виду эту цель, человек развивает в себе «выдержку», учась при скверной игре сохранять весёлый вид... Средством умышленного возбуждения воли при посредстве мелких интересов, могущих причинить не длительную и серьёзную боль, а лишь минутную, лёгкую, которую правильнее бы назвать «щекотанием воли» – является карточная игра, – обычное занятие «порядочного общества» во всех странах. (Шопенгауэр. Афоризмы житейской мудрости).

8. набор карт, комбинация карт, собственно эти карты.

  • ...хотя остальные игроки поднялись со своих мест, старик всё ещё сидел за столом, сдавал карты и, раскрывая игру своих партнёров, смотрел какие у кого были бы взятки в новой партии. (Диккенс. Лавка древностей).
  • Уездные чиновники держали свои игры у самой манишки, и, козыряя, не стучали по столу. (Тургенев. Гамлет Щигринского уезда).
  • Делать хорошую мину при плохой игре.

9. в переносном смысле: игра природы, игра ума, игра случая, игра солнца в капле дождя..., т.е., употребляя слово «игра» мы имеем в виду присущие ей качества: яркость, живость, резвость, изящество, непринуждённость, лёгкость, красоту.

  • Нескончаемый поток мыслей, их вечно-новая игра по поводу разнообразных явлений внутреннего и внешнего мира, способность и стремление ко всё новым и новым комбинациям их – всё это делает одарённого умом человека, если не считать моментов утомления, неподдающимся скуке. (Шопенгауэр. Афоризмы житейской мудрости).
  • Судьба играет человеком,
  • Она изменчива всегда,
  • То вознесёт его высоко,
  • То бросит в бездну без стыда.

(Соколов. Песня «Шумел, горел пожар московский»).

  • Странно играет судьба людьми. Я знал Пьера в школе и знал, что он там играл довольно незавидную роль... (Салтыков-Щедрин. Господа ташкентцы).

10. в переносном смысле: неискренние действия, интрига.

  • Вы играете в опасную игру.
  • С огнём играете!

Этимология: Происхождение слова «игра» неясно. По предположению Фасмера, оно произошло из древнеиндийского «двигаться» и долгое время в старославянском языке означало пляску, танец.

 

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать