Категории

Материалы

Карты

игральные карты. Толковый словарь В.И. Даля даёт следующее определение: «склеенные, небольшие бумажные листочки с изображением очков по четырём мастям и фигур». Немецкий исследователь карт Д. Гоффманн в иллюстрированной книге «Мир игральных карт» убедительно доказывает, что, хотя «слово «charta» связано с картоном, т.е. с бумагой, но совсем не обязательно, чтобы игральные карты были изготовлены именно из этого материала.

Любая тонкая дощечка (пластинка) может быть игральной картой. В Европе имеются даже игральные карты из металла с обтяжкой из материала, из кожи, на лакированных деревянных дощечках. В Индии знают карты из слоновой кости, прочной ткани, изредка из драгоценного черепашьего панциря и перламутра. Знамениты также кожаные игральные карты индейцев Северной Америки. Карты, находящиеся в обращении в настоящее время, обыкновенно имеют прямоугольную форму и размер около 9 см. в длину и 6 см. в ширину. Изредка встречаются карты почти квадратной формы, а в Китае карты имеют вид длинных бумажных полосок. В Индии для карт нормой является круглая форма. См. Классификация игральных карт.

Однако ни форма, ни размер, ни материал, из которого они сделаны, не являются характерной особенностью игральных карт – тем, что объединяет их между собой. Важнейшим общим признаком для всех карт является то обстоятельство, что каждая карта имеет своё достоинство: числовое обозначение (обычно от 1 до 10) и принадлежность к определённой масти. Карты от двойки до девятки включительно называются фосками. Валет, дама и король называются фигурами или, в просторечии, картинками. Карты от туза до десятки включительно называются также онёрами, т.е. достойными картами, старшими по достоинству. Существует и особая карта, называемая джокер, с изображением шута, используемая в некоторых играх. У каждой карты различают две стороны: лицевую и изнанку, называемую рубашкой или, по-старинному, крапом. Достоинство и масть карты показаны на лицевой стороне, а на рубашку нанесён одинаковый для всех карт колоды узор или рисунок. Комплект карт называется колодой. Различают колоды: большую (52 листа по 13 карт в масти от двойки до туза), среднюю (36 листов от шестёрки до туза) и малую, называемую также пикетной (32 листа от семёрки до туза). Колоды карт должны выпускаться запечатанными (см. Законодательство, Карточные фабрики, Производство игральных карт в России).

Карты служат для игры в многочисленные карточные игры (см. Классификация игр, Азартные игры, Коммерческие игры). По картам гадают (см. Картомантия). С помощью карт раскладывают пасьянсы и показывают фокусы (см. Пасьянсы, Фокусы карточные).

Карты имеют древнюю историю. Происхождение их точно не установлено.

По одному из предположений, первые карты с фигурами появились в Индии. Они изготовлялись из китайской лакированной клеёнки в виде маленьких кружков. В старинных индийских картах было восемь мастей или армий, которые отличались одна от другой различными эмблемами и цветом. В каждой масти – 12 карт. Вся колода – 96 карт. Из фигур известны король и визирь. Игра состояла в защите короля остальными фигурами и простыми солдатами – пешками или нумерованными картами.

Однако Индия, как считают некоторые исследователи, не является родиной карт: рисунок этих карт персидского, а не индийского стиля, а принцип игры больше напоминает шахматы.

Существует легенда о том, что карты современного вида введены в употребление французским живописцем XIV века, королевским шутом Жакменом Грэнгоннером, будто бы придумавшим их для забавы слабоумного короля Карла VI и усовершенствовавшим их при карле VII. Но и эта версия неудовлетворительна, так как существует документальное упоминание о появлении карт в Италии ещё раньше.

Так как первые карты попали в Италию «из страны Сарацин», т.е. от арабов после первых крестовых походов, то считалось, что карты изобретены арабами. Немецкий исследователь истории карт Д. Гоффманн называет точную дату первого упоминания карт в европейских законодательных актах: 23 мая 1376 г. Этим днём датировано административное распоряжение по городу Флоренции, запрещающее карточную игру под названием «наиббе» (введённую, как явствует из текста документа, незадолго до этого). Это время можно считать примерным сроком появления карт в Европе. Наиболее полно и последовательно (на русском языке) история карт изложена в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона: «Всего вероятнее, что карты изобретены в Китае. В словаре Чинг-цзе-Тунга, сделавшемся известным Европе в 1678 г., говорится, что карты изобретены в 1120 г. (по христианскому летосчислению), а в 1132 г. были в Китае уже в повсеместном употреблении. Игры, похожие на карты, были известны и древним восточным народам. В Европе игральные карты появляются не раньше эпохи крестовых походов. Одно из первых документальных известий о картах относится к 1379 г. Итальянский живописец Николо Кавеллуццо (или Ковеллуццо? ср.: Covelluzo – сост.) вносит под этим годом в хронику своего родного города следующее известие: «введена в Витербо игра в карты, происходящая из страны Сарацин и называемая ими наиб» (карты также упоминаются в датированной 1377 г. хронике немецкого монаха Йоганнеса, жившего в Швейцарии. Хроника, хранящаяся в Британском музее в Лондоне, называет карты «мудрой и нравоучительной игрой» – сост.). Едва ли, однако, карты были изобретены арабами: закон Магомета запрещает правоверным изображать человеческие фигуры. Древнейшая карточная игра – тарок – была изобретена в Италии. Общепринятого типа для карт здесь долгое время не было. Сохранились итальянские карты, гравированные на меди в Падуе, Венеции или Флоренции в 1485 г.; их приписывают резцу известных гравёров – Мантеньи или Финигуэрры. Карты эти отличаются очень тонким и красивым рисунком, прекрасною гравировкою, отчётливою, хотя несколько бледною печатью. Величиною они 9 дм в длину и 3,5 в ширину (китайские карты не превышают 3,5 дм в длину и 3,5 дм в ширину). В Испании выделка карт никогда не достигла такого художеств. исполнения, как в Италии. Там была изобретена своя национальная игра – hombre, появившаяся в изменённом виде во Франции и России, где при Екатерине II от игры в ломбер произошло и название столов для карточной игры. Испанцы пристрастились к игре в карты не менее, чем итальянцы; спутники Колумба устроив первое европ. поселение на о-ве Сан-Доминго, прежде всего занялись фабрикацией карт из пальмовых листьев...

Немцы выделывали итал. тароковые карты, но в половине XV в. появились в Германии и национальные масти. Господствовали масти, принятые в современных немецких картах: сердца (Herzen, Rot), зелень (Grun), жёлуди (Eicheln, Eckern) и бубенчики (Schellen). Одна из самых старинных игр, изобретённых в Германии – ландскнехт.

В Германии (как и в др. странах) игральные карты применялись к педагогическим и т.п. целям; явились карты географические, исторические, хронологические и пр. В 1507 г. бакалавр теологического факультета в Кракове Томас Мурнер в своём сочинении «Chartiludium logicae» учил логике по картам, разделив её положения по мастям. Были и политические (первоначально явились во Франции), и сатирические карты. После войны за освобождение явились в Германии карты с портретами её деятелей. Во Франции при Карле VI появились карты итал. образца, но уже при Карле VII печатались карты с национальными мастями (сердца, серпы луны, пики и трилистники)». В XV в. устанавливается во Французских картах тот тип, который ныне находится в повсеместном употреблении: четыре масти – черви (coeur), бубны (carreau), трефы (trefle) и пики (pique). Трудно решить первоначальные формы этих мастей: сердца, бубенчики, жёлуди и листья плюща – в Германии или Франции; несомненно, что формы эти являются во многих готических орнаментах. Существует предположение, что четыре масти франц. карт изображают собой 4 главнейших предмета рыцарского обихода: трефы – эмблема меча, пики – копья, бубны – знамёна или гербы, черви – щиты. См. также Масть (1).

«Так как против карточных игр постоянно издавались строгие законы, ремесло выделки карт во Франции было только терпимо, фабриканты их причислялись к цеху бумагоделателей и рисовальщиков. Только в 1581 г. образовалась корпорация карточных фабрикантов, существовавшая до 1789 г. В XVII ст. законы против игроков были особенно строги. Все домохозяева, в квартирах которых играли в брелан, или игорную «академию» объявлялись лишёнными гражданских прав и изгонялись из города; карточные долги и всякие обязательства по ним законом не признавались; отцы имели право взыскивать по суду деньги с тех, кому дети их проигрывали какую-нибудь сумму. Последующими законами устанавливалась ещё пеня в 3000 ливров и тюремное заключение. Всё это было безуспешно, так как пример страсти к игре подавали вельможи и сами монархи. Своего апогея страсть к игре достигла во Франции при Людовике XIV. Вместе с игрою развилось и шулерство, даже при дворе. Уже при Генрихе II оборотная сторона карт делалась краплёной мелким пунктирным рисунком, чтобы шулера не могли делать на ней знаков.

С не меньшей силой господствовала страсть к игре и в эпоху революции. Национальное собрание в 1791 г. безусловно, запретило все азартные игры, установив строгие карательные меры не для игроков, а для содержателей игорных притонов и даже для жильцов, которые не донесут, что в доме открыта картёжная игра. Карты вообще не были запрещены, но республиканское правительство поручило живописцу >Давиду изменить типы карт, существовавшие во Франции с XV в. Короли были заменены гениями войны, торговли, мира и искусств, сидящими во фригийских колпаках. Дамы – четырьмя женск. фигурами, изображавшими свободу вероисповеданий, печати, брака и промыслов; вместо четырёх валетов изображались аллегорические фигуры равенства состояний, прав, обязанностей и рас.

Впоследствии карточные фабриканты заменили королей – философами и писателями, королев – добродетелями, валетов – известными республиканцами. Директория стала раздавать позволения на открытие игорных домов, а затем отдавать их на откуп. Игорных домов в Париже было до 50. С 1804 г. стали взимать 25 процентов в пользу бедных с суммы, приходившейся на долю откупщиков. Откупная система практиковалась и при Реставрации, во время которой вернулись к дореволюционным типам карт. В 1828 г. принята была во франц. картах бельгийская система выделки фигур – вполкарты, так что голова приходится и вверху, и внизу.

Игорные дома были закрыты во Франции в 1837 г. В период времени с 1819 по 1837 г. в игорных домах одного Парижа проиграно было, по свидетельству контроля, 137 милл. фр., хотя при июльск. монархии их было только 6, не считая Пале-Рояля, этого главного притона игроков. Последний франц. откупщик Беназе перенёс свою деятельность в Баден-Баден; потом игорные дома открывались в Спа, Висбадене, Гамбурге и др. курортах. Игорные дома служили для мелких герм. князей крупным источником дохода. Установление Герм. империи положило этому конец. С 1873 г. игорные дома запрещены во всей Европе, кроме Монако.

В Англии, где первое запрещение картёжной игры относится к 1463 г., игорные дома закрыты в 1853 г. В Англии чаще, чем где-либо, игральные карты служили политической сатире.

В Соед. Штатах Сев. Америки первая карточная фабрика открылась в 1800 году. Теперь там выделывают карты общепринятых франц. мастей, но с фантастическими фигурами и головами, с портретами, видами городов, пейзажами и т.п.

Налог на игральные карты, впервые появившийся во Франции (1583), принадлежит к числу налогов на предметы роскоши и существует во всех государствах. Взимается в виде гербового сбора, причём штемпель накладывается на известную карту в колоде (туз) и карты допускаются в продажу не иначе, как в установленных бандеролях. В Греции не только выделка, но и продажа карт составляет с 1884 г. монополию казны. Наиболее сложное законодательство о сборе с игральных карт существует во Франции. Открытие карточных фабрик с правительственного разрешения допускается лишь в окружных городах, где может быть установлен над ними контроль; бумага для выделки карт должна быть покупаема у казны; торговля картами также допускается лишь с правительственного разрешения, и торговцы, как и администрации публичных мест, в которых производится игра в карты, обязаны записывать в книги свои закупки; ввоз иностранных карт запрещён; карты, предназначаемые к вывозу за границу, свободны от всякого обложения. Размер сбора с игральных карт во Франции – 50 и 70 сантим. Ежегодный доход колеблется между 2.3 и 2.5 милл. франков. В Германии сбор с игральных карт отнесён к числу имперских доходов. Фабрикация их принадлежит правительственному контролю, но продажа свободна; размеры сбора – 30 и 50 пфен. (по числу карт в колоде); ежегодный доход в 1890-1893 гг. колебался от 1.1 до 1.2 милл. марок. В Австрии размер сбора – 10 и 5 крейцеров (по достоинству бумаги). В Англии – 3 пенни.

В России игральные карты появились в XVII стол., вероятно, через Малороссию, где казаки иногда коротали время в лагерях за картами. Масти в России постоянно были французские, но пришли они из Германии, как об этом свидетельствуют два старинных прозвания: вины (пики; от нем. Grun – виноградные листья) и жлуди (трефы; нем. Eicheln – жёлуди); черви в старину назывались розой. Из законодательных памятников о картах впервые упоминает Уложение 1649 г., которое предписывает с игроками в карты поступать «как писано о татях», т.е. бить их кнутом и рубить им руки и пальцы. Указом 1696 г. велено было обыскивать всех заподозренных в желании играть в карты «и у кого карты вынут, бить кнутом». В 1717 г. воспрещается игра в карты под угрозой денежного штрафа. В 1733 г. для рецидивистов определены тюрьма или батоги (последнее – для «подлых людей»). В конце царствования Елизаветы Петровны (1761) установилось различие между запрещёнными азартными и дозволенными коммерческими играми, а Пётр III заменил батоги и тюрьму денежным штрафом; последнему подвергались только такие игроки, которые играли в большие деньги или в долг. Вообще при исследовании о запрещённых играх повелено было «поступать с осторожностью, дабы не причинить напрасных поклёпов, обид и беспокойств»; последнее постановление вошло в ныне действующий «устав о предупреждении и пресечении преступлений (Ст. 263, Св. Зак. т. XIV изд. 1890). Уставом благочиния 1782 г. запрещено было устройство игорных домов. А за участие в азартных играх установлены были взыскания, довольно, впрочем, умеренные».

Страсть к игре, которая не могла быть уничтожена строгими мерами, принимавшимися при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне, достигла ещё большего развития при Екатерине II, тем более, что самые близкие к императрице лица играли на громадные суммы в банк, а её фаворит Зорич открыл даже в пожалованном ему местечке Шклове род картёжной академии, куда съезжались все знатные игроки того времени. «Императоры Александр I в 1801 г. и Николай I в 1832 г. обращали внимание властей на необходимость бороться с «пагубной страстью к запрещённой игре». В настоящее время объявление какой-нибудь игры азартной – и следов., запрещённой – зависит от министра внутрен. дел.

За устройство запрещённых игр в карты, однако не в виде игорного дома, виновные подвергаются аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию, не свыше 100 руб. (Ст. 46 Устав. о наказ., налагаемых мировыми судьями). Лицо, которое в своём доме или ином каком-либо месте устроит или дозволит устроить род заведения для запрещённых игр, подвергается денежному взысканию не свыше 3000 руб., а при рецидиве сверх того, во второй раз аресту на время от трёх недель до трёх месяцев, в третий же раз – заключением в тюрьму на срок от 4 до 8 месяцев (ст. 990 Улож. о наказ., изд. 1885 г.). Шулерство в запрещённой или не запрещённой игре, т.е. передёргивание или подмен карт, или вообще обман для обыгрывания наказывается как мошенничество (Ст. 1670 Улож. о наказ.). Картёжные долги недействительны, равно как займы, заключённые для игры с ведома о том заимодавца (Ст. 2014 т. X ч. I Св. Зак.). Налог на карты установлен в 1765 г., в качестве специального дохода воспитательных домов в размере 10 коп. с игры привозных и 5 коп. с игры русских карт.

Клеймение карт русской выделки производилось первоначально в СПб. и Москве в мануфактур-коллегии и конторе, но вскоре, ввиду значительных злоупотреблений, администрация спб. воспитательного дома сама стала клеймить карты (печатью, изображавшею пеликана с надписью вокруг «себя не жалея, питает птенцов»). Злоупотребления, однако, не прекращались и по отдаче производства карт на откуп, для которого при Павле I составлены были новые условия. С 1819 г. администрация Воспитательных домов сама стала выделывать карты, первоначально на Александровской мануфактуре близ СПб. Для заведывания этим делом учреждена была экспедиция карточного сбора, упразднённая в 1865 г. Ныне игральные карты выделываются на особой карточной фабрике, которая, согласно положения о ней 5 мая 1892 г., состоит в ведомстве учреждений императрицы Марии под главным управлением одного из почётных опекунов. Бандероли для карт изготовляются в экспедиции заготовления государственных бумаг. Карты с фабрики отпускаются только по нарядам Собственной Е.И.В. канцелярии, при которой состоит особое Управление по продаже карт, имеющее казённые магазины в СПб. и Москве. До 1868 г. продажа карт производилась через посредство приказов общественного призрения или особых комиссионеров; с 1868 г. она сделалась вольною; в видах извлечения большего дохода от карточной операции законом 7 марта 1881 г. сокращено число сортов карт, а цены возвышены.

За уничтожением вторых разборов первого сорта карт, путевых карт и атласных в 32 листа, оставлены следующие сорта карт (игра в две колоды): I. В 52 листа (полная колода): 1) глазетные: а) для высоч. двора – по 3 р., б) для публики – по 2 р. 50 к.; 2) атласные – 1 р. 75 к.; 3) первый сорт – 1 р.; 4) второй сорт – 60 коп.; 5) пасьянсные – 1 р. 20 к.; 6) игрушечные – 20 коп. II. В 32 листа (малая колода): 7) первый сорт – 90 коп.; 8) второй сорт – 50 к.; 9) третий сорт (в 36 листов) – 30 коп.; 10) польские 1-го сорта – 1 р. 20 коп. и 11) второго сорта – 30 коп. Могущий образоваться на карточной фабрике брак продаётся по 70 коп. за игру. В 1893 г. выделано 980.000 дюжин игр. Запрещёнными картами в положении 1876 г. признаются: иностранные, поигранные, выделанные на тайной фабрике, а равно карты с разорванными бандеролями и обёртками. Виновные в тайном провозе иностранных карт, а равно и покупатели их подвергаются в административном порядке, сверх конфискации карт, денежному взысканию в пользу казны по 15 р. с каждой дюжины колод этих карт (Ст. 1532 Устава тамож. Св. Зак. т.VI изд. 1892 г. и 760 Улож. о наказ.). Вообще «виновные в продаже запрещённых игральных карт», а следов. и поигранных подвергаются, сверх конфискации карт, денежному взысканию по 15 р. с каждой дюжины колод, в пользу открывателей и уличителей виновного (Ст. 13511 Улож. о наказ.). Положением 1876 г. запрещены в частных и общественных учреждениях, как то в клубах и собраниях разных наименований, продажа игранных карт под видом подачи их для вторичной игры, или уступка их за уменьшенную плату членам или гостям собрания; но «собственно в клубах и собраниях» подача игранных карт допускается, с тем, чтобы каждая подаваемая игра была оклеена особою бандеролью, которая приобретается в казённых карточных магазинах, с платою за каждую по 30 коп. Самовольная выделка карт влечёт за собой конфискацию орудий производства и выделанных карт и денежный штраф от 100 до 500 р. (Ст. 1351 Улож. о наказ.). Ввиду того, что ввоз иностранных карт, продажа запрещённых карт и тайная фабрикация карт предусмотрены специальными статьями Улож. о наказ. и составляют самостоятельные проступки, для понятия подделки карт остаётся лишь употребление заведомо поддельных карточного штемпеля и бандеролей. Так определяют это преступление уголовные законодательства Франции и Германии».

В 50-е годы XX века в СССР существовали следующие сорта и наименования игральных карт: I. высший сорт – 1) «Русский стиль» 36 и 53 листа; 2) «Исторические» 36 и 53 листа; 3) «Стиль Рококо» (французский) 36 и 53 листа; 4) «Славянские» – 36 и 53 листа; II. первый сорт – в 36 и 52 листа; III. второй сорт – 1) в 36 листов; 2) «атласные» в 36 и 52 листа; IV. «Пасьянсные» – 53 листа с разноцветными затылями по две колоды в одной коробке. Требования к упаковке предъявлялись следующие: колоды карт высших сортов завёртывались в обёртку без печати и пергамента; по обёртке наклеивалась бумажная лента-бандероль с наименованием предприятия-поставщика.

Карты имеют большое культурно-историческое значение, в частности, для истории костюма и типографского искусства. Известны редкие коллекции карт: Вэйля в Лейпциге издания 1865 года; каталог карт игральных в Британском музее в Лондоне издания 1876 года.

См. также: Амбразская колода, Антирелигиозные карты, Географические игральные карты, Геральдические карты, Индийские карты, Исторические игральные карты, Китайские карты, Клеймение игральных карт в России, Компания изготовителей игральных карт, Корейские карты, Мамлюкская колода, Музей игральных карт, Неуказное карточное производство, Обучающие игры, Откуп карточный, Персидские карты, Политические игральные карты, Превращательные карты, Производство игральных карт в России, Рекламные карты, Рубашка, Сорочка, Сувенирные карты, Церковные карты, Японские карты.

  • Трус в карты не играет. Карты хмель любят. Карты вину братья. Кто в карты играет, тот масть примечает. В карты играет, а мастей не знает. Худо в карты играть, а ни мастей, ни козырей не знать. Всё на одну карту поставил. В большой цене пойдёт, коль в карты проиграть. В карты не заглядывают. Он в чужих картах так и ночует. Карта потянулась (при съёмке колоды), так пересдать, а то несчастье будет. Умён, как поп (или как наш Семён): книги продал, а карты купил. (Даль).
  • Карты комбинировались бесконечно разнообразно, и разнообразие это не поддавалось ни анализу, ни правилам, но было в то же время закономерно. И в закономерности этой заключалась жизнь карт, особая от жизни игравших в них людей. Люди хотели и добивались от них своего, а карты делали своё, как будто они имели свою волю, свои вкусы, симпатии и капризы... Николай Дмитриевич никак не мог примириться с прихотливым нравом карт, их насмешливостью и непостоянством. (Андреев. Большой шлем).
    • Бранят все карты!
    • Но дурного я в них не вижу ничего:
    • И тот, не хочет кто чужого,
    • Не проиграет своего.
    • Сберутся гости – карты в руки,
    • И все за картами равны!...
    • (Шаховской. Ворожея)
      • Друзья! Кто хочет быть умён,
      • Тот по пословице поступит:
      • Продаст он книги, карты купит;(Вяземский. Выдержки).
  • Ну, вот и нанимают эти нумера, а в них по одной комнатке в каждом; живут в одной и по двое, и по трое. Порядку не спрашивайте – Ноев ковчег! Впрочем, кажется, люди хорошие, все такие образованные, учёные. Чиновник один есть (он где-то по литературной части), человек начитанный: и о Гомере, и о Брамбеусе, и о разных у них там сочинителях говорит, обо всём говорит, – умный человек! Два офицера живут и всёв карты играют. (Достоевский. Бедные люди).
  • За картами, примерно в винт, З. сидит, согнувшись в три погибели. Сидит и выжидает. Карта его не балует. (Въ .......мъ клубе. Записки игрока Мортууса).
  • Вообще каждый праздный человек, сообразно с характером преобладающих в нём сил, выберет для их упражнения то или иное занятие – игру: кегли, шахматы, охоту, живопись, скачки, музыку, карты или поэзию, геральдику или философию и т.д. (Шопенгауэр. Афоризмы житейской мудрости).
  • Каждый раз, в течение почти часа игры, он упрямо доказывал себе, что рано или поздно кто-то должен рискнуть, и почему бы не он сам, ведь у карт нет памяти, и вот как раз наступает самый подходящий момент. (Флеминг. На секретной службе её величества).
  • С девушками можешь целоваться сколько душе угодно. Это как карты: попробуешь – не остановишься. (Хайнлайн. Чужак в чужом краю).
  • Карты занимают очень большое место в жизни блатаря... Сегодняшние карты были вырезаны из томика Виктора Гюго – книжка была кем-то позабыта вчера в конторе. (Варлам Шаламов. На представку).

Литература: Breitkopf. Versuch den Ursprung der Spielkarten etc. zu erforschen; Hoffman Detlef. Die Welt der Spielkarte. Eine Kulturgeschichte (Гоффманн. Мир игральных карт. История одной культуры. Рукописный перевод А.С. Перельмана); Leber. Jeux des tarots et des cartes numerales; Lehrs. Die altesten deutschen Spielkarten des Koniglichen Kupferstichkabinetts zu Drezden; Merlin. Origines des cartes a jouer; Senger. Reseaches into the history of playing cards; Taylor. History of playing cards; Thiers. Traite des jeux; Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона; Зотов. История карточной игры; Неклюдов. Руководство к особенной части уголовного права; Процессы по делам об азартной игре XVII в.; Стасов. Русские названия карточных мастей. Демиденко. Игральные карты в русском вкусе.

См. также статью Л.Ф.Гарина "Художник и карты"

Карты игральные "Мир 18 июня 1815 года". 1816. Берлин, Фабрика Ф.Г. Баумгартнера

Карты игральные, юбилейные.

В честь Саксонско-Тюрингской промышленной и торговой ярмарки 1897 г. 1897. Альтенбург.

Карты игральные "Рейхскарты". 1871-1880. Лейпциг. Фабрика И.Г. Шульце

Карты 'Династия Романовых'. 1880-е. Санкт-Петербург Карточная фабрика при Императорском Воспитательном доме

Карты игральные, сувенирные, "Виды Канады". 1900-1910. Монреаль

Карты гадальные Ленорман. Франкфурт-на-Майне. Середина XIX в. Б. Дорндорф. Картон, бумага, цветная печать

Карты для игры в тарок, со сценами охоты. 1856. Художник А.Эльфингер. Фабрика Ф.Пятник и сыновья

Карты игральные, трансформационные Карточная шутка. 1851-1852. Мюнхен. Фабрика И. Фетшера

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать