Категории

Материалы

Акопян Амаяк Арутюнович

знаменитый фокусник, сын великого фокусника Арутюна Акопяна. Амаяк в совершенстве владеет искусством манипуляции. О своих отношениях к картам и казино он рассказал сам:

Меня часто отождествляют с образами, которые я создаю на сцене, По призванию я актер и стараюсь быть всегда интересным для зрителей. Ведь можно обладать приятнейшей внешностью, отрепетировать перед зеркалом обаятельную улыбку, красивые жесты — и все это будет без толку, если пуб­лика не почувствует искреннего к ней расположения. Я побывал в 58 странах, выступая как артист оригинального жанра, и може­те себе представить, сколько людей удалось мне обмануть! Французов и француженок, англичан и англичанок, но нет ничего приятнее, нежели обма­нывать своих.

Так что же, главное в вашей профессии – обман?

Обманывают у нас в правительстве, торговле. А я если и обманываю, то безобидно, и за это еще получаю цветы, аплодисменты, подарки. Принцесса Уэлльская подарила мне именную монету с ее изображением. После высту­пления в личной резиденции Муамара Каддафи я тоже получил «реверансы» в свой адрес. Так что у меня благодарная профессия, она приносит много приятных минут.

Вы помните свой первый фокус?

Впервые на сцену я вышел шести лет от роду. Случилось это в ЦДРИ, Я мгновенно завязывал и развязывал несколько узлов на мужском галстуке, до­ставал из воздуха матрешек, спускался в зал, незаметно снимал у зрителей часы, а потом торжественно их возвращал изумленным хозяевам. Тогда был прилежным учеником своего отца, помогал ему на сцене. Именно от него унаследовал искусство фокусника, основанное на манипуляции. Автобиографическая шутка. Родители проиграли меня в карты директору му­зыкальной школы. Он сказал: «Гадом буду, если не сделаю из него через два года Ростроповича», Ну, директор понятно, кем стал, а я, разумеется, не стал Ростроповичем, но зато стал Акопяном,

В музыкальную школу действительно поступал, но во мне всегда боролись два желания – стать художником и артистом. Детство моё прошло в мастерской Владимира Александровича Серова, После его смерти живопись забросил и потихонечку перешёл к картам, в пять лет научился пить армянский коньяк, в шесть с половиной – курить, в семь – шикарно играть в карты, а в девять познакомился с Ким Бессинджер. Шутка.

Вся моя жизнь – это игра. Со школы играю в карты, в ГИТИСе счи­тался просто профессиональным шулером…

В связи с игрой что-нибудь можете забавное припомнить?

Есть такая игра «Три карты». Бросаются в определенной последова­тельности дее «черные» и одна «красная» карты, и нужно угадать, допустим, «черного» короля. В 1984 году меня пригласили выступить в Лас-Вегасе. Кон­тракт был подписан на четыре месяца. В одном из казино импресарио попро­сил меня перед началом шоу показать зрителям несколько незамысловатых трюков для «разогрева». Я беру колоду, распечатываю и обращаюсь к зри­телям: «Леди и джентльмены! Попытайтесь угадать карту. Попытка стоит 5 долларов. За верный ответ я даю вам 20 долларов». Что вы думаете? Эти америкашки оказались жадными до денег. Толпа выстроилась в очередь, и за пол­часа я «заработал» 3,5 тысячи долларов. Это при том, что, по условиям кон­тракта, в день я должен был получать 58 долларов. Пострадавшие от моих махинаций стали жаловаться охране, та сообщила моему импресарио — в ре­зультате я был выдворен из Лас-Вегаса и лишен лицензии. Меня тут же вне­сли в «черный» список, и по сей день я значусь у них в компьютере.

Отсюда следует, что в карты с вами лучше не играть?

В здравом уме и трезвой памяти этого себе не позволит ни один чело­век. Есть, правда, несколько случаев, когда сам стал жертвой обмана, Нес­колько лет назад я вместе с группой, сопровождавшей Анатолия Карпова, по­пал в Испанию. В небольшом провинциальном городе Ламанче есть обычай посвящать почетных гостей в героев романа Сервантеса. В Дон Кихота по­святили Толю Карпова, а меня, соответственно, в Санчо Пансу. Вручили де­ревянный щит, шпагу. В память о местном гостеприимстве я купил в сувенирной лавке кастаньеты и веер. Как сейчас помню, расплатился крупной купю­рой. Потом наша делегация поехала в аэропорт, где мы успешно прошли та­моженный контроль и довольные жизнью отправились менять песеты на дол­лары, Деньги поменяли Карпов и космонавт Аксенов. Дальше была моя оче­редь. Девушка 5 окошке в капитанской кепке, погончиках мило улыбнулась, ее окружали не менее приветливые карабинеры. Я протягиваю ей песеты, де­вушка тотчас перестает улыбаться и что-то быстро говорит мне по-испан­ски, Я разобрал только одно слово – «фальсификация». За моей спиной, как по волшебству, выросли карабинеры, плечи мои вздрогнули, словно голуби на подоконнике, в крови забушевал адреналиновый шторм. Через переводчика мне передали, что по закону страны вынуждены меня задержать как мошен­ника. Мне грозило не менее семи лет тюрьмы. Рейс из-за неприятного казу­са пришлось отложить на полчаса. За меня заступился уважаемый во всем мире Карпов. Мне решили выдать документ, как пострадавшему, с которым я мог поменять часть фальшивых денег в Национальном банке Испании. От этой бумажки я отказался — хотелось поскорее вернуться домой.

О ловкости ваших рук известно многим. Не возникало ни разу иску­шения использовать это качество ради личного обогащения?

Да, я обладаю даром, которому завидуют многие шулеры. В фильме «Во­ры в законе» сыграл наперсточника. Эта скверная роль принесла мне оше­ломляющий успех в среде карманников. Во всех городах, где я выступал, ко мне после концертов подходили воры: «Амаяк! Ты в фильме показываешь хо­роший трюк. Как ты это делаешь?» Обещали денег дать. Но зачем мне по­могать преступникам обирать своих же сограждан? Однажды мне предложи­ли поиграть в течение года в карты с командой шулеров, Сумму называли умо­помрачительную. Я им сказал, что слишком узнаваем среди людей. Они на это ответили: «Не проблема. Сделаем пластическую операцию». Так что со­блазнов было в жизни много. Когда я обратился к владельцу коммерческого банка за помощью открыть театр фокусов, он мне сказал: «Зачем тебе этот театр, эта эксцентрика? Лучше откроем ресторан или казино со стриптизом, и уже завтра будут дивиденды». Но игра игрой, а душа, конечно дороже,

Интервью взяла  Наталья МАТВЕЕВА для журнала «Большая игра»

Видео с Акопяном:

Напёрсточник

 

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать