Категории

Материалы

Брюсов Валерий Яковлевич

(1873–1924) потомственный преферансист, а также поэт-символист, прозаик, литературовед; кроме того – наркоман и вследствие этого в советское время – член коммунистической партии. Историк русского купечества П. А. Бурышкин вспоминает отца Брюсова, Якова Кузьмича, но опирается преимущественно на очерк Владислава Ходасевича, опубликованный в Париже в 1925 г.; Бурышкин, цитируя Ходасевича, пишет, что Яков Кузьмич «был женат на Матрёне Александровне Бакулиной, женщине очень доброй, чудаковатой, мастерице плести кружева и играть в преферанс». Именно с именинами матери связано в очерке Ходасевича весьма редкое в мемуарной литературе описание брюсовской игры в >преферанс:

 «Я пришёл в 10. Все были в сборе. Именинница играла в преферанс с Валерием Яковлевичем, с его женой и Евгенией Яковлевной... Тогда Брюсов, стремительно развернув карты веером... резко спросил:

– А вы бы, что стали делать на моём месте, Владислав Фелицианович?

...Я заглянул в карты Брюсова и сказал:

– По-моему, надо вам играть простые бубны.

И, помолчав, прибавил:

– И благодарить Бога, если вам это сойдёт с рук.

– Ну, а я сыграю семь треф. – И сыграл».

Свояченица Брюсова, Бронислава Погорелова, в 1953 г. опубликовала в Нью-Йорке воспоминания о Брюсове, где мы находим описание его манеры играть: «Он садился с матерью, отцом и двоюродным братом за карты. Играл он много лучше своих партнёров, и им нередко доставалось от В.Я. Так ясно слышу его возмущённый голос и сердитый жест.

– Это при трёх онёрах? Какой же ты после этого винтёр? – (это отцу – за винтом).

А матери, за преферансом, бросая карты на стол, он укоризненно кричал:

– Ну, как же можно было назначить семь треф? Это сумасшествие!

– А что бы ты сказал?

– Только «пас», как всякий нормальный человек!»

Ходасевич также оставил подробное описание «стиля» игры Брюсова, которого встречал и за игрой в «железку», и сам бывал его партнёром по преферансу и винту:

«Я на своём веку много играл в карты, много видал игроков, и случайных, и профессиональных. Думаю, что за картами люди познаются очень хорошо: во всяком случае, не хуже, чем по почерку. Дело вовсе не в денежной стороне. Сама манера вести игру, даже сдавать, брать карты со стола, весь стиль игры – всё это искушённому взгляду говорит очень многое о партнёре... В азартные игры Брюсов играл очень – как бы сказать – не то, чтобы робко, но тупо, бедно, обнаруживая отсутствие фантазии, неумение угадывать, нечуткость к тому иррациональному элементу, которым игрок в азартные игры должен научиться управлять, чтобы повелевать ему, как маг умеет повелевать духам. Перед духами игры Брюсов пасовал. Её мистика была ему недоступна, как всякая мистика. В его игре не было вдохновения. Он всегда проигрывал и сердился... Зато в игры «коммерческие», в преферанс, в винт, он играл превосходно – смело, находчиво, оригинально. В стихии расчёта он умел быть вдохновенным...»

Из этого фрагмента отчасти ясно, почему именно преферанс стал в ХХ в. национальной игрой россиян «советского» времени.

 

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать