Категории

Материалы

Гингер Александр Самсонович

(1897-1965), русский поэт-эмигрант, один из известнейших в Париже игроков, по легенде, отыгравшийся от эсэсовцев и выживший в Париже во время оккупации (последнее достоверно). В его поэзии часто используется картёжная символика:

  • «О только тот достоин уваженья
  • И между братий мужественно прав,
  • Кто лишнего не сделает движенья,
  • Отчаянную ставку проиграв...»

(Гингер. Славный стол).

 

Евгений Витковский

Для книжной версии мы взяли маленькое четверостишие. Для интернет-издания считаем возможным привести стихотворение целиком:

СЛАВНЫЙ СТОЛ (1921)

В те дни, когда я был еще моложе
И совершеннолетья не достиг,
Познал я радость не на тесном ложе
И не в пыли библиотечных книг.

Не за товарищескими пирами,
Где алкоголь расстраивает речь,
Соединял я вечера с утрами,
Не чувствуя потребности прилечь –

Но между лиц бесстрастных нарочито…
Уставлен столбиками славный стол –
И вмиг надежда гладкой картой бита,
Иль вдруг бедняк богатство приобрел.

Забавен дьявол винной батареи!
Его походка валко весела,
Отравен дых, и смех его острее,
Чем режущая дерево пила.

Но игроку противно охмеленье,
Над ним безвластно нищее вино,
Зане игра не терпит разделенья
И сердце ею закрепощено.

Ее рабы свободны от соблазна
Дурных ночей, что портят цвет лица,
Когда глаза блистают несуразно
И перебойно мечутся сердца.

Пусть пышный кон включил большие счеты –
Невозмутимо сердце игрока,
И безразличен голос банкомета,
И не дрожит сдающая рука.

О, только тот достоин уваженья
И между братий мужественно прав,
Кто лишнего не сделает движенья,
Отчаянную ставку проиграв...

Спокойствием наставницы холодной
Мой бедный крик приятно заглушен,
И жребий мой, медлительно бесплодный,
И зависти и жадности лишен.

В делах и днях небрежно равнодушный,
Я научился с молодой поры
Рок низлагать покорностью послушной
И не жалеть проигранной игры.

 

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать