Категории

Материалы

Нащокин, Павел Воинович

(20.12.1801 - 6.11.1854) русский меценат, коллекционер. Один из известных игроков XIX века, ближайший друг Пушкина и Толстого-Американца.

За свою жизнь Нащокин проиграл огромное количество денег. Несколько раз он получал наследство от богатых родственников и спускал его в карты. Иногда у него не было ни копейки и он топил камин мебелью, но через некоторое время приходило известие о новом наследстве. В Петербурге он нанимал для своих друзей дом на Фонтанке. У него собиралось столько гостей, что спать приходилось вповалку.

Его дворецкий – карлик по прозвищу Карлуша-головастик – держал на этот случай матрацы, которые раскладывались на полу. Для гостей, приходивших парами, имелись отдельные комнаты. Нащокин покровительствовал молодым художникам и артистам. Чтобы поддержать знакомых художников, он заказывал им свои портреты (их было написано более ста), портреты своих кучеров, собак и лошадей и платил за них большие деньги.

Влюбившись в актрису Асенкову, он купил за баснословные деньги огарок свечи, перед которым она учила свои роли, и обделал его в золотую оправу. Под видом горничной Нащокин проник в дом Асенковой и некоторое время жил у неё. Это его приключение послужило Пушкину сюжетом поэмы «Домик в Коломне».

В Москве Нащокин содержал цыганку Ольгу Андреевну, дочь знаменитой цыганской певицы Стеши. Однажды, играя в карты у неё в доме (который сам же Нащокин когда-то ей подарил), он проиграл всё своё состояние, дом Ольги Андреевны, мебель, лошадей и карету. В благодарность за то, что Ольга Андреевна не подала вида, что огорчилась этому событию, Нащокин позже, получив очередное наследство, подарил ей ещё более роскошный дом.

Драматург Н.И. Куликов написал водевиль «Цыганка» о Нащокине и Ольге Андреевне. Водевиль шёл на московской сцене.

Нащокин давал роскошные обеды. Гоголь описал его в образе хлебосола Петра Петровича Петуха в «Мёртвых душах».

Нащокин любил играть в бильярд. Ему привезли из Парижа редкий дорогой кий, который хранился в специальном шкафу в Английском клубе. У Нащокина была игрушечная копия его московского домика со стеклянными окнами, в одной из комнат которого помещались ломберные столики с картами и миниатюрными мелками для карточной игры. Проиграв всё своё состояние, Нащокин заложил этот домик за 12 тысяч рублей. Проиграв и эти деньги, Нащокин некоторое время жил на содержании одного московского филантропа.

Но незадолго до смерти снова получил большое наследство и вновь вернулся к прежней жизни. Бурная молодость Нащокина, игорные страсти, неразборчивость в связях не затемнили его души. Порядочность Павла Воиновича во всю его жизнь была безукоризненной. Пушкин в письме Нащокину (7 октября 1831 г.) говорит: «Но кто, зная тебя, не поверит тебе на слово своего имения, тот сам не стоит никакой доверенности». Н.В.Гоголь, тоже хорошо знавший и любивший Нащокина, писал ему:

  • «Вы провели безрасчётно и шумно вашу молодость, вы были в обществе знатных повес и игроков, и... среди всего этого вы не потерялись ни разу душою, не изменили ни разу её благородным движениям».

О взаимоотношениях Нащокина с Толстым-Американцем см. Толстой-Американец.

Литература: Пыляев. Замечательные чудаки и оригиналы; Черейский. Пушкин и его окружение; Гоголь. Письма.

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать