Категории

Материалы

Тюря, Степан

знаменитый в Петербурге середины XIX века бильярдный игрок. Тюря был родом из Ярославля. Работал маркёром в трактире Палкина. А.Я.Панаева в своих "Воспоминаниях" так описала его историю:

«В карты отец не любил играть, а был искусный бильярдный игрок. В Петербурге был известный бильярдный игрок маркёр Тюря; с ним отец иногда устраивал у себя партию, и многие любители бильярда приезжали смотреть на их бильярдный поединок, держали большое пари кто за отца, кто за Тюрю. Очков вперёд они не давали друг другу, а кидали жребий кому начинать. Случалось, кто первый начинал, тот и выигрывал партию. Тюря был невзрачной наружности человек, маленького роста, с каштановыми волосами, остриженными в кружок, с жиденькой бородкой, одевался бедно, ходил в поношенном длиннополом сюртуке, с намотанным на шее бумажным платком и в высоких сапогах с кисточками. Этого Тюрю я потом видела остриженного, завитого, расфранчённого, в светло-синем фраке, с бриллиантовым перстнем на указательном пальце. Он выиграл несколько сот тысяч злотых в польскую лотерею; но очень скоро прокутил их, потому что его окружали приятели, которые втянули его в азартную игру в карты, подбивали жить барином, задавать пиры. Тюря обижался, что отец не приезжал к нему на его пиры. – Хоть бы раз посмотрели, Яков Григорьевич, как я теперь живу-с, сказал Тюря, приехав в коляске приглашать отца на обед к себе. – Зачем мне ехать к тебе, я и так вижу, что ты дурак дураком сделался, – отвечал отец.

Наконец приятели обыграли и обобрали его. Долгое время после этого Тюря не был у нас, но вдруг явился к отцу и стал просить его сыграть партию на большие деньги, тогда как прежде партия всегда шла на пустяки. – Вы думаете, Яков Григорьевич, что у меня денег нет? Да у меня теперь втрое больше стало, я ведь опять выиграл в польскую лотерею, на днях должен получить свой выигрыш. Отец смекнул, что в голове у Тюри что-то неладно. – Когда получишь деньги, тогда и сыграем, – ответил он, – а теперь мне некогда. – Я вам дам расписку, если проиграю, и сейчас же уплачу, как получу деньги. Я – честный человек, Яков Григорьевич. – Верю, приходи в другой раз. – Но Тюря не уходил и говорил: – Я теперь проучен. Все деньги вам отдам на хранение, вы выдавайте мне проценты, а если я потребую у вас из капитала, гоните меня в шею. Отец насилу выжил от себя Тюрю; он всё твердил о миллионе злотых, которые выиграл. Скоро пришло известие, что Тюря уже сидит в сумасшедшем доме».

Артист Куликов написал на Тюрю водевиль в трёх актах под названием «Ворона в павлиньих перьях». Эта пьеса была поставлена на сцене Александринского театра в 1853 году. Роль Тюри исполнял А.Е. Мартынов.

Н.А. Некрасов упоминает Тюрю в стихотворении «Говорун»:

  • «...Кончаю, скромен, тих,
  • У Лерхе в ресторации
  • Остаток дней моих,
  • Из службы в биллиардную
  • Прямёхонько иду...
  • ...Никто там не заносится
  • Играем чередой,
  • И гений Тюри носится
  • Над каждой головой...»

М. Д. Бутурлин писал про Английский клуб, что «долго там подвизался на зелёном поле непобедимый биллиардный маркёр Тюря, дававший любому сопернику пятьдесят очков вперёд, и при промахе последнего Тюря сразу кончал партию с обязательством класть шары в одну только из шести луз» (Записки графа М. Д. Бутурлина. М., 2006. Т.2 С. 295).

Литература: Вольф. Хроника Петербургских театров с конца 1826 до начала 1855 года; Некрасов. Говорун; Панаева. Воспоминания; Бутурлин. Записки графа М. Д. Бутурлина.

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать