Категории

Материалы

Екатерина II

(1729-1796) немецкая принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская, с 1762 года после переворота и свержения с престола своего мужа Петра III – русская императрица. В 1766 г. Екатерина подтвердила законодательные запреты своих предшественников в отношении азартных игр, «каковые неумеренные игры служат к единственному разорению старых дворянских фамилий». Однако сама императрица страстно любила играть в карты. Камер-фурьерские журналы её царствования, где фиксировалась каждодневная жизнь двора, сохранили многочисленные упоминания об игре во дворце:

  • «Её Величество изволила с кавалерами забавляться в карты»; «играла в карты», а в той же комнате «играли на скрипицах и малолетние певчие пели итальянские арии»; «играли в ломбер или макао»; «с королём шведским играли в карты»; «благоволила с ним и прочими знатными персонами играть в карты». Вот один случай, описанный в камер-фурьерском журнале. В феврале 1778 г. торжественно отмечался день рождения любимого внука Екатерины, великого князя Александра Павловича, ему исполнялся один год. Все гости сначала собрались в Оперном доме в Зимнем дворце, где шла опера «Ахилл». Затем «некоторые знатные обоего пола особы» были приглашены во внутренние покои – апартаменты императрицы. Среди избранных были гр. Г. Орлов, гр. И. Шувалов, С. Зорич, кн. Г. Потёмкин, гр. Н. Панин, И. Бецкой и другие. В одной из комнат им были «представлены три стола карточных, на которых столах поставлено было по ящику бриллиантов, во всяком ящике по 52 камня, а каждый камень по одной карате и продолжалась игра в макао, у кого выходило девять, тот брал из ящика один камень».

Многочисленны свидетельства современников:

  • «В Бриллиантовой зале двор обыкновенно собирался по вечерам, – вспоминал князь Адам Чарторижский. – Там бывало только самое интимное общество и придворные кавалеры, которых к этому обязывала служба. Императрица играла в карты...»

Английский путешественник и историк В. Кокс, посетивший Петербург в 1778 г., писал:

  • «Придворные балы начинались тогда между шестью и семью часами. Императрица обыкновенно являлась около семи. Если собрание было немногочисленным, то карточный стол её ставился в большом зале; великий князь и княгиня (Павел Петрович и Мария Фёдоровна – сост.) в этих случаях также садились играть в вист».

На больших балах и приёмах Екатерина, по свидетельству Кокса,

  • «играла в карты в одной из смежных комнат».

Астроном Жан Бернулли записал в своём дневнике впечатления от праздника в Петергофе в 1777 г.:

  • «...довольно долго оставался я там, где Императрица играла, а я стоял прямо против неё. То было истинное наслаждение на неё смотреть... В игре были все кавалеры. Второй фаворит Корсаков..., граф Иван Чернышов, фельдмаршал Салтыков и пять других играли в макао; игра, в которую в Петербурге уже несколько лет теряют и выигрывают огромные суммы...»

Ещё больше сведений осталось в художественной литературе:

  • «Императрица Екатерина II игрывала сама в карты, но большею частью с чужестранными министрами и с тем, кому прикажет; для такой игры карты подавали гостям, по назначению, камер-пажи, но случалось, что на парадных и торжественных вечерах государыня играла, расплачиваясь бриллиантами».

(Пыляев. Старое житьё).

Она принимала участие в знаменитой игре в карты на бриллианты во время праздника Азора. Частым партнёром императрицы по игре был её камергер Чертков.

Екатерина недолюбливала азартные игры (азартными признавались: банк, фаро, квинтич; коммерческими – ломбер, кадрилия, пикет, контра), но к игрокам относилась снисходительно. Любимые карточные игры Екатерины – бостон, пикет, криббидж. Известно, что она также увлекалась игрой на бильярде. При Екатерине в 1765 году введён налог на карты в пользу воспитательных домов – десять копеек с каждой привозной колоды и пять копеек с колоды отечественного производства. Чтобы избежать злоупотреблений, администрация воспитательных домов сама стала печатать карты. Бандероли имели печать с изображением пеликана и надписью: «Себя не жалея, питает птенцов».

В.Ф. Ходасевич в книге «Державин» описал многие приметы того времени (1777):

  • «Это была, пожалуй, самая весёлая пора екатерининского царствования. Минувшие войны были победоносны, значение России возрастало, осыпанное милостями дворянство приходило в себя после ужасов пугачёвщины... Двор и Петербург жили занятной и кипучей жизнью, в которой великолепие мешалось с убожеством, изысканность с грубостью. Шестёрка лошадей насилу вытаскивала карету из уличной грязи; фрейлины разыгрывали пасторали на эрмитажных собраниях – случалось, что после того их секли; вельможи собирали картины, бронзу, фарфор, отвешивали друг другу версальские поклоны и обменивались оплеухами; императрица переписывалась с Гриммом; Митрофан Простаков не хотел учиться, хотел жениться; вист, фараон и макао процветали везде – от дворца до лачуги».

(Об игроцкой жизни Державина см. Державин).

При Екатерине II в России начали открываться клубы, ставшие впоследствии центрами карточной игры. С 1770 года по 1795 год таких клубов открылось семь, в том числе знаменитые Английский клуб в Санкт-Петербурге и Английский клуб в Москве. В 1782 г. Уставом благочиния было запрещено устройство игорных домов, а за участие в азартных играх установлены умеренные взыскания. В Уставе благочиния (параграф 67) было сказано:

  • «...игры домашние и игрища, поелику в оные не входит беззаконие или противное узаконению, полиция не запрещает; в запрещённой же игре смотреть на намерение, с каким играли, и обстоятельства. Буде игра игроку служила забавою или отдохновением посреди своей семьи и с друзьями, и игра не запрещена, то вины нет; буде же игра игроку служит единственным упражнением и промыслом, или дом, в коем происходила игра, открыт день и ночь для всех людей без разбора, и что тут же и оттого происходит прибыток запрещённый, то о том исследовать, учинить по законам. Просьба же и иск о долге да уничтожатся».

Узнав, что в Москве появились опытные шулера, Екатерина II после происшествия с Шатиловичем написала 7 августа 1795 года письмо главнокомандующему Москвы М.М. Измайлову, в котором потребовала:

  • «Иностранцев высылайте за границу, а своих унимайте, а если нужно будет, то пришлите ко мне именной список их. Я велю опубликовать об них в газетах, чтобы всякий мог их остерегаться, зная ремесло их».

Такой список был составлен (см. Акулов Ал.), а некоторые шулера высланы из Москвы. См. Волжин. Об игроках Екатерина II говорила, что эти люди никогда не могут быть полезными членами общества, потому что привыкли к праздной и роскошной жизни. Они хотят всю свою жизнь провести в этой пагубной игре и таким образом, лишая себя всего своего имения и нисколько об этом не заботясь, делают несчастными и других, которых они обманывают и увлекают в игру. Известен разговор Екатерины II с генералом Левашевым:

  • «...Раз до сведения Екатерины дошло, что генерал Левашев ведёт сильную азартную игру. Государыня при встрече говорит ему: – А вы, всё-таки продолжаете играть? – Виноват, ваше величество, играю иногда и в коммерческие игры. Двусмысленный ответ обезоружил гнев Екатерины, она только рассмеялась...»

Узнав, что у статс-секретаря Попова по ночам идёт большая игра, императрица «...спросила его:

  • – Играете ли вы в карты?
  • – Играем, государыня, – отвечал он.
  • – В какую игру?
  • – И в ломбер играем.
  • – Ваш ломбер разорительный, – рассмеявшись сказала государыня...»

Цитируется по книге М.И. Пыляева «Старый Петербург».

Литература: Пыляев. Старый Петербург; Пыляев. Старое житьё; Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона; Брикнер. История Екатерины II; Андреев. Представители власти в России после Петра I; Игральные карты в России.

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать