Категории

Материалы

Маяковский Владимир Владимирович


(1893-1930) русский поэт. Известно, что Маяковский был страстный бильярдный игрок. Сохранилось описание Л.Е. Белозерской-Булгаковой (жены М.А.Булгакова) игры Маяковского и Булгакова, которого Маяковский не признавал как писателя, называл его пьесу «Белая гвардия» («Дни Турбиных») буржуазным писком и обещал привести на представление «Белой гвардии» двести человек и сорвать спектакль:

  • «В бильярдной зачастую сражались Булгаков и Маяковский, а я, сидя на возвышении, наблюдала за их игрой и думала, какие они разные. Начать с того, что М.А. предпочитал «пирамидку», игру более тонкую, а Маяковский тяготел к «американке» и достиг в ней большого мастерства. Я думала не только о том, какие они разные, но и о том, почему Михаил Афанасьевич играет с таким каменным замкнутым лицом».

По свидетельству В. Шершеневича, Маяковский любил и карты:

  • «Играл, кажется, во все игры, начиная с преферанса, кончая железкой и покером. Любил играть крупно и за это одобрял Некрасова».

Собственное своё отношение к игре в казино сам Маяковский выразил достаточно полно в небольшом произведении «Стих резкий о рулетке и железке».

Маяковский набрасывался на жизнь с ожесточенной страстью. Он все делал на высоком напряжении: писал стихи, влюблялся, играл. Чащ он играл на интерес. Но проигрыш воспринимал, как настоящую трагедию. Он заключал пари на номер трамвая или на то, сколько бородатых мужчин встретит за день, стрелял в тире на ярмарках, покупал лотерейные билеты…

Играя в городки на даче у Бриков, Маяковский успевал придумать новую строку стиха и тут же записывал ее на папиросной коробке. Его поэзия также была игрой. Причем игрой на сопротивление: слову, публике, общественному мнению.

Когда в 1918 году в политехническом институте проходили выборы «Короля поэтов», Маяковский отнесся к происходящему очень серьезно. Поэты читали стихи - слушатели голосовали. Основная борьба за статус короля развернулась между Маяковским и Северяниным.

И если Северянин быстро уехал после выступления, безразличный к результатам голосования, то Маяковский страстно желал победы. Он метался из актерской на сцену, следил за процессом голосования и приговаривал: «Только мне кладут и Северянину!» В тот вечер он проиграл.

Любой проигрыш поэт воспринимал как личное оскорбление. Однажды, сражаясь с художником Анненковым в крокет, он проиграл 3 рубля. Поэт расстроился не на шутку. Он не мог вынести поражения и предложил продолжить игру ночью. По его замыслу, ночь должна была добавить остроты и дать возможность разгуляться слепому случаю. Той ночью Маяковский проиграл четыре партии подряд. Долгие годы он не мог простить Анненкову свое поражение.

«Буржуйские забавы» советского поэта

Маяковский вообще любил азартные игры. Игра задавала его жизни какой-то фантастический темп, в котором он только и чувствовал себя комфортно. И дома и за границей Владимир оставался самим собой: неуемным, ярким, щедрым.

Однажды в Берлине, куда он приехал с Лилей Брик, он встретил страстного игрока в покер, тоже русского. Они играли несколько дней подряд. Если удача была на его стороне, вся компания отправлялась в самый дорогой берлинский ресторан «Хорхер». Маяковский платил за всех. На выигрыши он покупал подарки для своей Лили.

Маяковский приезжал в Париж восемь раз. Он писал Лиле, что в Париже «скука смертная» и, если бы не карты и бильярд, ноги бы его здесь не было.

В двадцать пятом году во Франции с Маяковским произошла странная история - его обокрали. Украли двадцать пять тысяч франков, все его деньги - командировочные и личные.

Они хранились в надежном банке, но почему-то за день до кражи Владимир снял их со счёта и положил в карман пиджака. Маяковский телеграфировал Лиле о том, что у него украли «все бумажники».

Денег Брик послать не могла, и Маяковский попросил двести червонцев в Парижском торгпредстве. Друзья поэта готовы были дать голову на отсечение, что Владимир проиграл деньги в казино.

Будучи страстным по натуре, Маяковский с жадностью отдавался каждому новому увлечению. Он любил проверять людей на способность увлекаться и рисковать. Сам он в вечной погоне за новым эмоциями ввязывался в любые рискованные эксперименты. Игра с судьбой была его главной страстью.

Из Парижа Маяковский привез маленькую рулетку - размером с карманные часы. Он испытывал фортуну, играя с первым встречным. Но играл он не только на игрушечной рулетке. В 1923 году Маяковский, будучи в Ницце проиграл в рулетку все до последнего сантима. Случайно встретив Анненкова, и даже не дав тому опомниться, Владимир закричал: «У тебя нет 100 франков? Ужасно негостеприимная странишка! Я проигрался в пух и прах!»

Азартные игры в какой-то степени заменяли поэту игру со смертью, к которой тяготела его натура. Когда в 1916 году после неудачной попытки суицида Лиля Брик увела Владимира к себе домой, он попросил её поиграть с ним в преферанс. Они просидели за игрой до самого утра.

Маститый  бильярдист

Кроме казино Маяковский был завсегдатаем бильярдных. Поэт играл в бильярд блестяще. О его таланте бильярдиста ходили легенды. Обычно он заходил в бильярдную со словами «Ищу очередную жертву».

С профессиональными бильярдистами Владимир играл редко. И не потому, что боялся их: игру всегда можно было уравновесить форой, без которой редко складывается интересная, то есть почти равная игра.

Ему претили ухищрения профессиональной игры, обязательно связанной со сложными тактическими ходами, со сверхосторожным отыгрышем и с известной долей коварства.

Но не любил он и «пустой» игры, то есть без всякой ставки. Пусть маленький «интерес», хоть полтинник, хоть бутылка сухого вина, но заинтересованность в игре должна быть.

Исключения он делал только для партнеров заведомо слабых, игра с которыми — даже при любой форе — была для них безнадежной. Так он играл с Луначарским, который игру очень любил, пользовался любой свободной минутой, чтобы «покатать шарики», но играл чрезвычайно слабо.

У Маяковского был поразительно точный и сильный удар. Особенно хорошо он играл угловые шары, но и в середину любил положить шар «с треском». Он почти не играл «на себя», поскольку в такой игре преобладает изощренность, которой он избегал, если была малейшая возможность играть эффектно, на публику.

В 1928 году в течение нескольких дней в покоях № 13 пермской первоклассной гостиницы "Королевские номера" жил поэт Владимир Маяковский. Он любил играть на бильярде. В 20-ые годы Маяковский являлся главным игроком своего времени. Эльза Триоле - сестра жены поэта Лили Брик - рассказывала: Маяковский вместо того, чтобы входить с людьми в деловые отношения, предпочитал играть с ними. "...прежде всего в карты, потом - на бильярде, потом - во что угодно, в тут же изобретенные игры. Преимущественно - на деньги, но также - ради всевозможных фантастических выдумок". Поговаривают, что в свои поездки по Советской России поэт возил с собой личный стол. Скорее всего, это лишь слухи. Вряд ли партийное руководство, особенно в двадцатые годы, простило бы пролетарскому поэту такую роскошь. Маяковский был сильным игроком. Не раз за бильярдным столом он сводил литературные счеты. Например, один из критиков, разгромивший поэта в печати, затем неосмотрительно вызвал Маяковского и к столу, не подозревая о его силе как игрока. Критик был разгромлен в пух и прах, по уговору полез под стол. Поэт не преминул "добить" противника, огласив на всю бильярдную следующий вердикт: "рожденный ползать писать не может!" Постоянно играл Маяковский и с Булгаковым, который также любил бильярд. Булгаков регулярно проигрывал.

Побеждал Маяковский не всегда. Удача и мастерство неоднократно изменяли ему. Известны его расписки, в которых он обязуется вернуть деньги, проигранные на бильярде. Когда же денег не было, либо победитель был слишком настойчив, поэт мог расплатиться будущим гонораром. Впрочем, на деньги Маяковский играл не всегда. В 1926 году на гастролях в Ялте известная актриса Рина Зеленая ко всеобщему удивлению обыграла Владимира Владимировича на следующих условиях: если выиграет Маяковский, все присутствующие ставят ему по бутылке вина, если выигрывает Зеленая - всем по бутылке выставляет Маяковский.

Приходилось поэту и лезть под стол. Вспоминает тенор, народный артист СССР Сергей Лемешев: "Как-то раз, выйдя на эстраду, я увидел его огромную фигуру. Маяковский стоял в стороне, прислонившись к входной двери и приготовившись внимательно слушать. Зная его прямой характер и неприятие сборных концертов, я не только почувствовал страшное смущение, а просто оторопел, не сразу решившись запеть. И как же я был рад, когда на следующий день Маяковский сам подошел к ко мне, похвалил вчерашнее исполнение и пригласил меня сыграть с ним партию на бильярде!

Наслышавшись об его бильярдных рекордах, я предупредил, что буду плохим и скучным партнером: какой, право, интерес разбить противника в два счета! Владимир Владимирович ответил: "Ничего, я дам Вам вперед четыре шара". И мы пошли. Он со страшной силой разбил пирамиду, предупредив, что проигравший полезет под бильярд и что-нибудь там споет. Мне ничего не оставалось, как принять это условие. Затем Маяковский снял четыре шара, висевших над лузами, и положил их ко мне. Дальше, к моему полному изумлению, партия сложилась для него неудачно. Случилось так, что почти после каждого удара он "подставлял" мне очередной шар, который я без труда забивал. В результате я выиграл и не успел опомниться, как Владимир Владимирович полез под бильярд и запел басом "Песню индийского гостя"!"

Однажды Маяковский, не имея наличных, решил расплатиться будущим гонораром. Крупно проиграв литератору Василию Борахвостову, он выписал доверенность на получение гонорара. Доверенность на получение денег за статью "Как делать стихи" так и не была использована.

 

Подписаться на новые публикации автора

Комментарии (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать